Может ли английский язык спасти беларускую мову?

О необходимости популяризации утратившего за последнее столетие свои позиции беларуского языка говорится немало. Однако необходимо помнить, что язык — это не просто какая-то «национальная символика», а в первую очередь утилитарный инструмент передачи информации. Основную ценность в этом процессе имеет непосредственно сама информация, а не способ ее передачи. Но у беларуского языка в этом плане позиции слабые.

Владение языком является ключом к информационному обмену, и различные языки имеют в этом плане разные «уровни доступа». Давайте признаем сразу, что беларуский язык никогда не предоставит тех возможностей, как тот же русский — никогда не будет столько научной, технической, беллетристической и прочей информации в переводе на наш язык, сколько бы мы ни трудились над созданием переводов.

И с одним лишь беларуским языком мы окажемся ограничены десятком миллионов соотечественников и небогатым объемом доступной информации.

Значит ли это, что собственный язык беларусам вообще не нужен? Отнюдь! Как раз наоборот: в глобальном информационном пространстве современного мира, где постепенно стираются всякие границы, крайне важно сохранить при этом свою идентичность — не только не потерять себя, но и сохранить культурное многообразие человечества, гарантирующее его дальнейшее развитие.

Важность сохранения собственного языка не должна даже обсуждаться.

Но проблема потенциального информационного голода остаётся, и рассчитывать на помощь лишь Google Translate явно не приходится. А остаться без доступа к глобальному информационному обмену — это в нынешнем мире будет катастрофа. Кто-то может возразить, что никакой проблемы нет, ведь есть же русский язык, уже нам известный, на котором доступен огромный объем информации, а также более двух сотен миллионов его носителей. Однако у данного положения вещей есть целый ряд очевидных недостатков:

  • русский язык ограничивает нас рамками лишь постсоветского пространства, за пределами которого на самом деле его популярность стремится к нулю;
  • Большая часть научной, технической и прочей информации, заканчивая литературой и кинематографом, на русском языке существует лишь в переводе, зачастую искажающем изначальный смысл;
  • источником львиной доли информации на русском языке является Россия, которая получает тем самым информационную монополию. А это уже в свою очередь влечёт за собой серьезное культурное и политическое влияние;
  • будучи лексически близким к беларускому, русский язык легко вытесняет его из повседневного общения.

Таким образом, упор на русский язык в качестве международного не только не полностью решает основную задачу, но и пагубно сказывается на всех дальнейших попытках популяризации беларуского языка.

И значительно предпочтительней с точки зрения «убить двух зайцев» будет очевидный выбор в пользу языка английского.

  • Во-первых, это не просто 400 млн англоязычных, считающих данный язык первым родным, но еще и более миллиарда человек, способных на данном языке свободно общаться, живущих практически во всех странах мира. И число носителей английского языка стремительно растет, так что это лучший вариант для коммуникации в практически любой стране — от Южной Америки и до Китая.
  • Во-вторых, английский очень прост в освоении, особенно если говорить о базовом уровне знания, достаточном для большинства населения страны. К тому же для его изучения, в том числе и самостоятельного, накоплен громадный объем обучающих материалов.
Популярность языков по количеству их изучающих иностранцев. По данным Washington Post
  • В-третьих, английский язык слишком серьезно отличается от беларуского, чтоб угрожать вытеснить его в повседневном общении. Подобную угрозу представляют собой польский и русский языки, что уже было ранее доказано историей. Но английский может лишь оказать влияние при развитии беларуского языка, как ранее оказывали влияние немецкий и латынь, но никак не заменить его.
  • В-четвертых, если понятие «русскоязычный» до сих пор излишне политизировано, то «англоязычный» как раз наоборот ни к какой нации не привязывает даже на уровне ассоциаций. Это попросту невозможно, ведь англоязычным может быть в равной степени и индус, и китаец, и канадец, и кто угодно вообще.

Таким образом, для реального развития беларуского языка необходимо форсировать распространение в первую очередь нового международного языка общения — английского.

И только после распространения знания английского в обществе можно будет говорить о безболезненном сокращении употребления русского языка. Иначе мы получим серьезное падение уровня образованности, ограничение доступа к знаниям, исключение беларусов из глобального информационного обмена. С английским же наоборот откроется доступ к значительно большему объему информации, зачастую в оригинале — громадный шаг вперед в развитии нации.

Количество стран, в которых распространены наиболее популярные в мире языки. По данным Washington Post

Однако речь должна идти не просто про популяризацию английского языка. Для успешной интеграции Беларуси в мировое сообщество английский должен получить официальный статус языка международного общения. Это должно означать, например, что кроме русского и беларуского должен быть ещё и перевод национального законодательства на английский, а чиновники в любых инстанциях, где при исполнении служебных обязанностей возможен контакт с иностранцами, обязаны владеть английским языком — начиная с полиции и заканчивая миграционными учреждениями. Ведь речь об отсутствии языковых барьеров должна быть не только в «туристических» целях, но и на уровне долговременного пребывания — не только граждане России, но и прочие иностранцы, которые хотят привезти в страну свои капиталы, знания и опыт, обогащая тем самым нашу экономику, науку, культуру, не должны сталкиваться на каждом шагу с языковыми проблемами. А это поможет им впоследствии и беларуский язык освоить.


Присоединяйтесь к комментариям на Faсebook и Вконтакте, а также к новостям о свежих публикациях в Telegram. Прочитали сами — поделитесь с другими:

Добавить комментарий