Северная альтернатива для развития Беларуси

В Беларуси любят напоминать про географическое расположение «в центре Европы». Но при этом экономически, культурно и политически выбор почему-то ставится лишь между Западом и Востоком — между Польшей и Россией. Хотя, казалось бы, должно быть очевидно, что такой набор «альтернатив» не только слишком ограничен, но и в обоих случаях грозит немалыми проблемами, что уже было доказано исторически.

Обе нации — поляки и россияне — всегда стремились занимать доминирующее положение и беларусов рассматривали в лучшем случае в рамках «сферы влияния», а в худшем — как часть собственного народа. Так не логичнее ли решить эту «дилемму», избрав в качестве политического, экономического и культурного ориентира не «одно из двух», а третий вариант? Не Запад и не Восток, а Север. Тем более Северная Европа — это одновременно и исторические истоки «Руси» (из шведского Руслагена), и те самые европейские ценности в наиболее «социально ориентированном» их варианте.


Полоцкий князь Рогволод (Ragnvald) и его дочь Рагнеда (Ragnhild).

Многие могут возразить, что Беларусь ни географически, ни по языковому и национальному признаку к Скандинавии отношения не имеет. Да, действительно, Беларусь не находится на Скандинавском полуострове. Но и Дания, раз уж на то пошло, тоже географически к Скандинавскому полуострову отношения не имеет, но тем не менее является исторически частью Скандинавии. С другой стороны в языковом и национальном плане Финляндия находится значительно дальше от шведов, норвежцев и датчан, нежели Беларусь — беларусы и скандинавы относятся к индоевропейцам, а вот финны являются частью Уральской генетической и языковой семьи народов. Но это не мешает Финляндии чаще всего восприниматься как часть Скандинавии. Культурная и ментальная связь всё же имеет намного большее значение, чем языковое и генетическое родство. Те же поляки и венгры тому примером. К тому же и язык сейчас у всех европейцев есть общий — английский. И беларусам его в любом случае освоить нужно.

И да, Беларусь не имеет прямого выхода к Балтийскому морю. Но почти половина территории нашей страны относится к бассейну рек, в него впадающих — мы можем выходить к Балтике через Неман, Западную Двину, Западный Буг и все реки, к ним относящиеся. Да и сами расстояния во времена авиаперелетов — понятие крайне относительное, а 970 километров разделяющие Минск и Стокгольм или 880 км до Хельсинки, по современным меркам незначительно больше, чем 720 километров расстояния между Минском и Москвой. При авиаперелете вы эту разницу практически не заметите.

Беларусь и североевропейские соседи на карте Европы

Но и речь ведь на самом деле вообще не в том, чтоб претендовать на «считаться частью Скандинавии» — это совершенно абсурдно и не представляет никакой пользы. Речь о том, чтоб реализовать сложившиеся за столетия потенциал культурных, экономических, политических связей, стать ближе к странам Северной Европы, перенимая столь полезный для развития государства и народа опыт от действительно близких беларусам северных соседей. А у нас ведь на самом деле крайне немало общего.

Начнём с населения. Польша (38 млн), Украина (42 млн) и Россия (144 млн) могут похвастаться значительно большей численностью жителей — разница с Беларусью (9,5 млн) грубо от 4 до 14 раз. Для нас это означает априори неравновесное положение «маленького брата». В то же время Дания (5,8 млн), Норвегия (5,3 млн), Финляндия (5,5 млн) и Швеция (10,3 млн) значительно ближе Беларуси по своим масштабам. При этом точно так же близок и высокий уровень урбанизации в сочетании с небольшими «сельскими» городками, в которых проживает основная масса населения. Беларусы, как и скандинавы, предпочитают уединение и близость к природе. И даже будучи «городскими», по образу жизни остаются скорее именно деревенскими жителями.

СтранаЧисленность населения (тыс. чел.)
Швеция10319,6
Беларусь9474,6
Дания5811,4
Финляндия5522,9
Норвегия5328,2
Литва2790,3
Латвия1909,4
Эстония1324,8

Близка беларусам и природа Северной Европы. Конечно, Беларусь не может похвастаться морскими побережьями, но нас объединяет обилие рек, озер и хвойных лесов, покрывающих обширные равнины, а также схожие климатические «зоны морозостойкости». В обоих случаях сельское хозяйство является непростым занятием, а добыча полезных ископаемых, кроме богатой нефтяными и газовыми месторождениями Норвегии, не сулит «энергетической независимости».

Типичные пасторальные пейзажи Швеции. Фото Alex Kotomanov

И с точки зрения истории государственности у беларусов с народами Северной Европы тоже немало общего. Жители Скандинавии, включая и финнов, немалую часть своей истории входили в «унии» между собой либо другими государствами. А те же финны с 1809 по 1917 и вовсе успели побыть вместе с беларусами в составе Российской Империи. Даже шведы, добившиеся некогда серьезного политического, экономического и военного веса в Европе, еще с начала XVIII века оставили свои амбиции в прошлом. В итоге у северных народов склонность к «великодержавности», столь присущая полякам и россиянам, либо не проявлялась никогда, либо уже давно уступила место общему стремлению сохранять нейтралитет и поддерживать дружественные отношения со всеми странами-партнерами без каких-либо политических игр в «региональное доминирование». Чем не то, что в Беларуси принято называть «многовекторной политикой»?

Точно так же немало общего в культурном плане, на уровне менталитета. Беларусам близка традиционная толерантность северных народов, неприятие ксенофобии, религиозного диктата, воинствующего национализма. По своей натуре мы спокойны, скромны и не любим выделяться, что прочие наши соседи не особо понимают и определённо не разделяют — для нынешних «братских народов» беларусы из-за этого скорей воспринимаются как отстраненные, пассивные, заторможенные «бедняги». В этом плане скорей именно северные народы смогут действительно понять беларусов и быть «на одной волне».

На самом деле, можно еще долго искать и приводить в пример культурные, экономические и прочие особенности, сближающие беларусов со скандинавами. Но значительно важнее на практике взяться за их развитие и преумножение.

И для этого совершенно нет необходимости в каких-то политических «униях». Сближение важно в первую очередь начать с самих себя, с обычного бытового уровня развития общества. Есть множество сфер жизни, в которых беларусы могут учиться на примере в первую очередь именно скандинавов — образование и воспитание детей, отношение к меньшинствам и к людям вообще, забота о природе, экономия ресурсов и переработка отходов, архитектура, дизайн и многое другое, что именно в скандинавском варианте может оказаться для беларусов значительно ближе по духу, нежели культурные влияния с иных направлений.

При этом скандинавские страны — крайне поучительный пример для беларусов. Ведь эти скромные по населению и территории государства достигли такого благосостояния жителей, развития экономики, объемов госбюджетов и, соответственно, уровня развития социальной сферы, до которых крайне далеко некоторым необъятным державам, привыкшим смотреть на Беларусь свысока.

Скандинавия — это пример для подражания, доказывающий, что и Беларусь при своих масштабах может стать успешным государством с серьезным экономическим потенциалом.

Но главное преимущество в том, что подобная «опора на Север» даст возможность устойчивого развития связей с западным и восточным соседями на значительно более равноправной основе. Оставив попытки равняться на них, Беларусь сможет сотрудничать и с Польшей, и с Россией, без излишнего «национального» сближения, сохраняя свою идентичность. А держать дистанцию — это тоже очень по-скандинавски.


Присоединяйтесь к комментариям на Faсebook и Вконтакте, а также к новостям о свежих публикациях в Telegram. Прочитали сами — поделитесь с другими:

Добавить комментарий