Литвания, Ливония, Пруссия. Было ли ВкЛ государством балтов?

Грюнвальдская битва (Ян Матейко)

Было ли Великое княжество Литовское государством литовцев? Этот вопрос будоражит умы сразу двух народов, претендующих на наследие давно канувшей в лету державы. Существует множество аргументов со стороны обоих противоборствующих лагерей, но не буду сейчас их все здесь повторять, а перейду сразу к сути: и НЕТ, и ДА.

1757, Tobias Lotter, «Magni Ducatus Lithuaniae» (с добавлением современных границ Беларуси)

«Почему это вдруг нет?!» — могут в данный момент гневно возразить литовцы. А потому, что Литовское княжество было таким же «государством литовцев», как соседние герцогство Курляндия было «государством куршей», Ливонская конфедерация — «державой ливов», а королевство Пруссия — «страной пруссов». Давайте отбросим желания и будем реалистами: чтоб с определенными претензиями называть государство своим, мало дать ему имя (или даже короля) — надо дать этой державе язык, культуру, традиции, создать условия для расширения этого влияния на прочие народности, живущие на данной территории. Но, несмотря на соответствующие вышеупомянутым народностям названия, Ливония, Курляндия и Пруссия были государствами германскими. Кто-то будет с этим спорить?

Статут ВкЛ
Статут Великого княжества Литовского (1588)

А что мы имеем в случае с ВкЛ? По всем статьям это было «русское» государство, использовавшее лишь название народности, подвергавшейся при этом языковой и культурной ассимиляции. Язык канцелярии, названный в Статуте 1588 года «своим власным языком» (собственным) — русская мова — прямой предок нынешних беларуского и украинского. Этот же язык использован и в многочисленных других документах ВкЛ, на нем пишут и печатают книги. И так вглубь до самых первых письменных источников, связанных с данным княжеством. Литовский же язык не только ни разу не был использован в документации, но и вообще долгое время оставался бесписьменным (по итогу в германской Пруссии для его сохранения и развития делалось и то больше, чем в самом Великом княжестве Литовском — ведь это именно в Пруссии зародилась литовская письменность и в 1547 году была напечатана первая книга на литовском языке). Названия городов, имена властителей, бояр и так далее? Снова на русинский манер: Вилия вместо Нияриса, Вильно вместо Вильнюса, Ковно, Медники, Шавли и так далее. На печати сына Полоцкой княжны Ольгерда нет никакого «Альгердиса», Витовт нигде себя не подписывает Витаутасом. Да и сами имена князей порой вписываются скорее в русскую «скандинавскую» традицию, нежели в местную балтскую: Гедимин — Хейдеман, Ольгерд — Хольгер.

Печатка Великого князя Ольгерда
Печатка Великого князя Ольгерда (1296–1377)

Доминирующая в ВкЛ религия — «русская» ортодоксия из Болгарии, а впоследствии основанное на данной обрядовой традиции Униатство. Еще сын Миндовга — Войшелк — принимает православие (и даже становится монахом, основателем действующего до сих пор православного монастыря). А Свидригайло Ольгердович и вовсе «за Русь» и православие гражданские войны против своего «польского» брата развязывает. Ятвяжское происхождение князей? Ну так знаменитые Андрей и Дмитрий Ольгердовичи — «сыновья Ольгердовы, а внуки мы Гедиминовы, а правнуки мы Сколомендовы» — вовсю воюют «за землю за Русскую, и за веру христианскую, и за обиду великого князя Дмитрия Ивановича»*. И даже московский князь Иван IV Грозный гордился прусским происхождением своих предков, как и многие другие знатные роды Московии. И так далее, и тому подобное… Иными словами, одно сплошное «русское» влияние, культурное, политическое, религиозное, постепенно сменившееся другим славянским влиянием — польским. И в этом всём литовцам оставалось лишь одно: всеми возможными способами сохранить свою идентичность в условиях жесткой культурной экспансии, пока их аристократия славянизировалась. Точно такая же задача была и у пруссов, и у ливов с куршами, живших в соседних государствах, которым они дали названия и, собственно, почти больше ничего.

Грамота великого князя Литовского Витовта
Грамота Великого князя Литовского Витовта (1427)

С другой стороны гневно возразят «а почему вдруг да?!» оппоненты этих самых «укравших нашу историю жемайтов». Но снова призову быть реалистами и признать, что в Великом княжестве Литовском не было никого «второго сорта». И литовцы были такими же полноправными гражданами, как и прочие — такими же «литвинами». Это были и их тоже князья, и их битвы, и их победы, и их поражения. Кто-то из них столетиями из поколения в поколение сохранял древний язык и культуру предков, давая возможность в будущем, в эпоху крушения империй, появиться собственному действительно национальному государству. Честь им и хвала за это. Но многие перенимали доминировавший в государстве русинский язык, вливаясь в формировавшуюся в рамках ВкЛ политическую нацию, ставшую впоследствии беларусами, добавив в неё немало балтских культурных элементов. Иными словами, многие из тех, кто ведёт с литовцами жаркие дискуссии о наследии ВкЛ, могут по своему происхождению сами являться потомками «жемайтов» (пруссов, ятвягов). В той же ФРГ и поныне более миллиона немцев считает себя потомками тех самых ассимилированных пруссов. Так почему же у некоторых беларусов такое пренебрежительное отношение к своим же предкам?

* Цитата из повести «Задонщина» — памятника древнерусской литературы конца XIV – начала XV веков.


Присоединяйтесь к комментариям на Faсebook и Вконтакте, а также к новостям о свежих публикациях в Telegram. Прочитали сами — поделитесь с другими:

Добавить комментарий